Skip to content

Ольга Сулим: адвокаты помогают разобраться в актуальных проблемах защиты прав ребенка

Довольно часто, изучая жизнь и деятельность адвокатов, за личиной успешного и строгого юриста можно обнаружить творческого неравнодушного человека, который вкладывает силы и средства в общественные инициативы или гуманитарные проекты.

И не всегда можно получить разрешение рассказать или написать о подобной деятельности, а жаль. Ведь это важный штрих к портрету современного российского адвоката, который, к сожалению, в общественном сознании связан с устаревшими или ложными стереотипами.

Ольга Николаевна Сулим руководит коллегией адвокатов «Сулим и партнеры», в течение многих лет сопровождает крупные бизнес-проекты, которые требуют много сил. Но даже при высочайшей нагрузке Ольга Николаевна ведет большую общественную и экспертную работу, которая связана с защитой интересов, прав и здоровья детей, оказавшихся невольными участниками судебных заседаний. Чаще всего, это дети, чьи родители спорят по поводу проживания ребенка, что, как известно, связано с риском психологических травм и даже ухудшения здоровья.

Каким образом вы ведете общественную деятельность, как пришли в эту тему?

Я человек системный, поэтому моя экспертная активность не спонтанна, а связана с работой общественных структур и научных организаций. Конечно, без моих партнеров было бы трудно вести эту работу, организовывать площадки, на которых сотрудники органов опеки, приставы и даже судьи могли бы послушать мнение квалифицированных психологов о том, как можно и нужно обеспечить сохранность детской психики в самых эмоционально тяжелых ситуациях. То есть на сегодняшний день основная работа – это организация таких вот уникальных экспертных площадок в регионах России, где мы проводим доверительный экспертный диалог, лекции, дискуссии. Ведь у судьи и у сотрудника опеки могут быть разные взгляды на ситуацию, точно так же, как у пристава и эксперта-психолога, который дает заключения. Мы помогаем находить единое понимание и даже решать организационные недочеты.

Например?

Ну, последний пример был в Краснодаре, где организован серьезный по содержанию и представительству круглый стол по актуальным проблемам защиты прав ребенка при раздельном проживании родителей. Благодаря его проведению специалисты всех профильных ведомств смогли озвучить проблемы и предложить пути решения, и, что немаловажно, по итогам принята резолюция, в которой внесены предложения разработать дорожные карты по межведомственному взаимодействию. И это я считаю значимым результатом, поскольку профессионалы не только пришли к пониманию проблем и сумели выстроить диалог на одном языке, но и начали активнее сотрудничать друг с другом, уяснив для себя, что у всех есть общая цель и ответственность – благополучие детей в России. А это конкретные судьбы, конкретные дети.

Как вам удается посадить за один стол представителей таких разных организаций?

Дело в опыте организаторов и в том, что у нас есть четко сформулированный и актуальный вопрос для обсуждения. В первом случае большую работу проводит Общественный комитет «За открытость правосудия». Это структура, которая уже более десяти лет реализует самые разные экспертные мероприятия с участием представителей органов судейского сообщества. Его создал Денис Владимирович Дворников при поддержке Судебного департамента при Верховном Суде. Что касается содержательной части, то здесь огромную работу проводит сообщество психологов-практиков из Академии прикладной психологии и психотерапии, которой руководит Александр Александрович Сухотин. Недавно в связи с расширением фронта деятельности у организации сменилось название, теперь это Академия стратегических инициатив. Академии есть что сказать, поскольку её сотрудники обладают уникальным опытом работы в самых сложных ситуациях, в том числе при передаче ребенка от одного родителя другому при исполнении судебных решений о месте жительства ребенка, а также в исполнении исполнительных документов по порядку общения с ребенком отдельно проживающего родителя. Специалистов такого уровня у нас в стране, к сожалению, совсем немного. И они знают слабые места в процессуальных вопросах, не в теории, а на деле опробовали на себе действие регламентов, видят, что и как может быть улучшено, и где есть проблемы, требующие решения. Также мы находим поддержку и в регионах: содействие в проведении экспертных площадок оказывается аппаратами Уполномоченных по правам ребенка и высшими судами регионов.

Ваша адвокатская практика тоже помогает в этой работе?

Разумеется, непосредственное погружение в правоприменительную практику помогает мне и коллегам в просветительской деятельности. Одно дело – преподавать по учебникам, и совершенно другое – делиться практическим многолетним опытом. Ведь закон – это общий сухой, кристаллизованный набор правил, а жизнь наполнена богатым эмоционально-психологическим содержанием с обидами доверителей, их страхом и недоверием к бывшим супругам, субъективным взглядом на то, как будет лучше ребенку. Знание этих тонкостей помогает мне помочь слушателям избежать ошибок, поспешных решений, условного «открытия Америки», которая нами уже открыта и исхожена. Работая в сфере сопровождения семейных споров, мне самой пришлось также повышать и психологическую грамотность. Оказалось, что правовые категории Семейного кодекса, которые подлежат установлению судом, пересекаются по содержанию с клинико-психологическими. Разобравшись в этих моментах, становится легче формулировать правильные вопросы при назначении судебной экспертизы, а также появляются навыки по оценке судебно-экспертных заключений – уже при беглом ознакомлении понимаешь, в каком случае оно одностороннее или подготовлено с выходом за пределы профессиональной компетенции. Практика позволяет постоянно развиваться, поскольку новые запросы и случаи порой требуют поиска новых нестандартных решений. Как помочь отцу двухмесячного ребенка реализовать право на общение при сильной обиде и негативном настрое со стороны матери? С годами приходишь к выводу, что решение некоторых ситуаций лежит не только в правовой плоскости, и в таких случаях рекомендуешь обращаться доверителям за помощью к другим специалистам – психологам, а иногда даже к психиатрам.

Подобные проекты требуют и финансовых ресурсов.

Безусловно. Я очень рада, что партнеры, с которыми мы взаимодействуем и обмениваемся опытом уже несколько лет в рамках соглашения о сотрудничестве, получили на проведение мероприятий Президентский грант. Это не только финансовая поддержка, но и важный признак, что государство понимает важность нашей работы, значимость нашей экспертизы. И мы, конечно, стараемся максимально обобщить все методики и знания. Психологи часто обращаются к нам за прояснением правовых аспектов в разрешении брачно-семейных споров, и здесь мы всегда открыты к помощи и поддержке коллег.

Это издательская деятельность?

Просветительская и издательская. Очень важно, чтобы мы не просто поговорили с разными экспертами и профессионалами, но зафиксировали какие-то моменты, дали молодым сотрудникам инструмент для обучения и совершенствования работы. Мы издаем методические рекомендации, обязательно обобщаем все, что удается узнать. Если государство дает нам деньги, то нам нужно поделиться знаниями, которые мы получаем благодаря господдержке. Это справедливо.

И заключительный вопрос. Какие планы на ближайшее время?

Мы примерно расписали план мероприятий на этот год. География обширная. Помимо Краснодара, на нашей карте – Липецк, Иваново, Ростов-на-Дону, другие города. Мы открыты для партнерства, всегда рады общению с коллегами из разных частей страны.


Google+
VKontakte
Odnoklassniki
Telegram
LinkedIn
WhatsApp
Pinterest